register
>

Почему СМИ не интересуют факты

Версия для печати
рас­став­ля­ют сети



 

По­че­му жур­на­ли­сты боль­ше бес­по­ко­ят­ся о мне­нии дру­гих жур­на­ли­стов, неже­ли чи­та­те­лей.


Как поспорить с самим собой

Летом 2009 года мне до­ве­лось час раз­го­ва­ри­вать Дэ­ви­дом Кэме­ро­ном, ко­то­рый тогда бал­ло­ти­ро­вал­ся — как вы­яс­ни­лось позже, успеш­но — на пост пре­мьер-ми­ни­стра Ве­ли­ко­бри­та­нии. Речь шла о том, как сде­лать об­ще­ство устой­чи­вым или даже со­всем невос­при­им­чи­вым к «чер­ным ле­бе­дям», какой долж­на быть де­цен­тра­ли­зо­ван­ная, но в то же время под­от­чет­ная си­сте­ма, как ее стро­ить, и так далее.

Это был очень ин­те­рес­ный раз­го­вор, за­тра­ги­ва­ю­щий сразу мно­же­ство тем, ко­то­рые я пы­та­юсь об­суж­дать в своих ста­тьях. Ком­на­та в Ко­ро­лев­ском об­ще­стве ис­кусств была полна жур­на­ли­стов. Когда встре­ча за­кон­чи­лась, я от­пра­вил­ся в ки­тай­ский ре­сто­ран в лон­дон­ском Сохо, где с несколь­ким зна­ко­мы­ми пла­ни­ро­вал от­празд­но­вать это со­бы­тие, и уже там по­лу­чил зво­нок от сво­е­го на­пу­ган­но­го друга: ока­зы­ва­ет­ся, все га­зе­ты Лон­до­на на­пи­са­ли, что я «от­ри­цаю из­ме­не­ние кли­ма­та».

Жур­на­ли­сты свели 59 минут раз­го­во­ра до несколь­ких фраз и пол­но­стью ис­ка­зи­ли смысл, так что чи­та­тель, не при­сут­ство­вав­ший на встре­че, вполне мог ре­шить, что это и есть суть бе­се­ды.

Во время раз­го­во­ра с Кэме­ро­ном я го­во­рил о своей вер­сии прин­ци­па предо­сто­рож­но­сти — стоит рас­ска­зать о нем и здесь. Он по­сту­ли­ру­ет, что для того, чтобы от­ка­зы­вать­ся от опре­де­лен­ных дей­ствий, нам не нужны слож­ные мо­де­ли. Если мы не по­ни­ма­ем некое си­стем­ное яв­ле­ние, его нужно про­сто из­бе­гать. Как я хо­ро­шо знаю по миру фи­нан­сов, мо­де­ли часто бы­ва­ют оши­боч­ны­ми — и боль­шин­ство рис­ков ста­но­вят­ся оче­вид­ны лишь пост­фак­тум.

Таким об­ра­зом, бремя до­ка­за­тель­ства, что новое ве­ще­ство или новая до­зи­ров­ка из­вест­но­го ве­ще­ства без­опас­но, долж­но ле­жать на тех, кто хочет вве­сти его в оби­ход. И чем выше неопре­де­лен­ность наших мо­де­лей, тем кон­сер­ва­тив­нее дол­жен быть наш под­ход.

Как ни стран­но, те же га­зе­ты еще недав­но пре­воз­но­си­ли мою книгу «Чер­ный ле­бедь», где эта точка зре­ния сфор­му­ли­ро­ва­на очень четко. Мне сто­и­ло боль­ших уси­лий за­ста­вить их опуб­ли­ко­вать опро­вер­же­ния — при­ш­лось даже угро­жать судом. Впро­чем, в The Guardian на­шел­ся ка­кой-то умник, ко­то­рый решил пред­ста­вить дело так, как будто я не со­гла­сен с соб­ствен­ны­ми вы­ска­зы­ва­ни­я­ми, а не с ин­тер­пре­та­ци­ей. То есть я как бы спорю с самим собой.

Ну ладно, мне, из­вест­но­му скан­да­ли­сту, уда­лось в конце кон­цов за­щи­тить свои идеи — мно­гие дру­гие в такой си­ту­а­ции ни­че­го не могут по­де­лать. Лон­дон­ские га­зе­ты ак­тив­но ис­ка­жа­ют ре­аль­ность, хотя че­ло­век, по­ку­па­ю­щий га­зе­ту, ис­кренне счи­та­ет жур­на­ли­ста по­сред­ни­ком, до­но­ся­щим до него но­во­сти.

Это так на­зы­ва­е­мая про­бле­ма прин­ци­па­ла—аген­та, и жур­на­лист The Guardian упо­доб­ля­ет­ся вла­дель­цу ми­лан­ско­го ре­сто­ра­на, ко­то­рый, когда вы про­си­те под­ска­зать такси, дает те­ле­фон сво­е­го дво­ю­род­но­го брата, а тот потом ка­та­ет вас по го­ро­ду, чтобы на­кру­тить счет­чик, или врачу, ста­вя­ще­му невер­ный ди­а­гноз, чтобы про­дать ле­кар­ство, про­из­во­ди­тель ко­то­ро­го ему пла­тит.

Жур­на­ли­сти­ка не под­чи­ня­ет­ся эф­фек­ту Линди. В нор­маль­ных усло­ви­ях, когда ин­фор­ма­ция пе­ре­да­ет­ся из уста в уста, мы видим дву­сто­рон­нее вза­и­мо­дей­ствие.

В Древ­нем Риме люди по­лу­ча­ли ин­фор­ма­цию без цен­тра­ли­зо­ван­но­го филь­тра. На древ­них сре­ди­зем­но­мор­ских рын­ках люди об­ме­ни­ва­лись но­во­стя­ми между собой, вы­сту­пая и по­тре­би­те­ля­ми, и рас­про­стра­ни­те­ля­ми све­де­ний. Ци­рюль­ник пред­ла­гал сразу ком­плект услуг: он вы­пол­нял также функ­ции хи­рур­га, экс­пер­та по раз­ре­ше­нию спо­ров и ре­пор­те­ра.

Да, люди филь­тро­ва­ли и пе­ре­да­ва­ли слухи. То же про­ис­хо­ди­ло в пабах и лон­дон­ских ко­фей­нях. В Во­сточ­ном Сре­ди­зем­но­мо­рье (те­перь это Гре­ция и Ле­вант) важ­ным ка­на­лом для об­ме­на ин­фор­ма­ци­ей — и во­об­ще важ­ней­шим яв­ле­ни­ем об­ще­ствен­ной жизни — были ви­зи­ты с целью при­не­се­ния со­бо­лез­но­ва­ний. В те дни в Бей­ру­те была боль­шая пра­во­слав­ная гре­че­ская об­щи­на, и в неко­то­рые дни моя очень со­ци­аль­ная ба­буш­ка на­но­си­ла по несколь­ко таких ви­зи­тов, и была в курсе лю­бо­го про­ис­ше­ствия, вплоть до мель­чай­ших де­та­лей. Она знала, когда ре­бе­нок ка­ко­го-то за­мет­но­го члена об­щи­ны за­ва­лил эк­за­мен!

Слово нена­деж­но­го че­ло­ве­ка ве­си­ло мень­ше, чем на­деж­но­го — редко можно об­ма­нуть че­ло­ве­ка два­жды.

Пе­ри­од ис­то­рии, когда на­се­ле­ние за­ви­се­ло от од­но­сто­рон­них ка­на­лов рас­про­стра­не­ния ин­фор­ма­ции, то есть от те­ле­ви­де­ния и газет, длил­ся с се­ре­ди­ны XX века до вы­бо­ров в США 2016 года. В этом смыс­ле со­ци­аль­ные сети, обес­пе­чи­вая дву­сто­рон­ний обмен ин­фор­ма­ци­ей, стали воз­вра­том к преж­ней мо­де­ли. А в ней, как на во­сточ­ном ба­за­ре, важна ре­пу­та­ция.

И про­бле­ма аген­та при­ме­ни­тель­но к со­вре­мен­ной прес­се носит си­стем­ный ха­рак­тер — ее ин­те­ре­сы и ин­те­ре­сы чи­та­те­лей рас­хо­дят­ся все шире, и, как по­ка­зы­ва­ет тео­рия асим­мет­рии-хруп­ко­сти, си­ту­а­ция может про­грес­си­ро­вать таким об­ра­зом вплоть до взры­ва.

В этой си­ту­а­ции меня не рас­стро­и­ло даже не то, что меня невер­но по­ня­ли, а то, что из пе­ре­ска­за невоз­мож­но было по­нять, что 99% вре­ме­ни мы с Кэме­ро­ном го­во­ри­ли вовсе не об из­ме­не­нии кли­ма­та. Если пер­вое могло быть недо­ра­зу­ме­ни­ем, вто­рое — оче­вид­ный струк­тур­ный де­фект, а такие про­бле­мы не под­да­ют­ся кор­рек­ции иначе чем путем пол­но­го уни­что­же­ния си­сте­мы.

Рас­хож­де­ние ин­те­ре­сов про­яв­ля­ет­ся в том, что жур­на­лист боль­ше бес­по­ко­ит­ся о мне­нии дру­гих жур­на­ли­стов, неже­ли чи­та­те­лей. Можно срав­нить это с си­ту­а­ци­ей в си­сте­ме здра­во­охра­не­ния или ре­сто­ран­ном биз­не­се — как мы ви­де­ли в ста­тье про эф­фект Линди, вла­дель­цы ре­сто­ра­нов ин­те­ре­су­ют­ся мне­ни­ем своих кли­ен­тов, а не вла­дель­цев дру­гих ре­сто­ра­нов, что дер­жит их в рам­ках и не поз­во­ля­ет ин­ду­стрии за­бы­вать о своих ин­те­ре­сах.

Кроме того, когда люди за­ин­те­ре­со­ва­ны в успе­хе биз­не­са, это со­зда­ет раз­но­об­ра­зие, а не мо­но­куль­ту­ру. Эко­но­ми­че­ская неста­биль­ность толь­ко усу­губ­ля­ет си­ту­а­цию — се­год­ня жур­на­лист пред­став­ля­ет одну из самых неза­щи­щен­ных про­фес­сий: боль­шин­ство живет впро­го­лодь, и ост­ра­кизм со сто­ро­ны кол­лег может ока­зать­ся смер­тель­ным.

Таким об­ра­зом, они ста­но­вят­ся легко под­вер­же­ны ма­ни­пу­ля­ции со сто­ро­ны лоб­би­стов, как мы ви­де­ли в ис­то­ри­ях с ГМО, вой­ной в Сирии и так далее. Один раз ска­зал что-ни­будь непо­пу­ляр­ное про Brexit, ГМО или Пу­ти­на — и все, нет тебя. В биз­не­се иначе, там за по­доб­ное быст­ро на­ка­зы­ва­ют руб­лем.


Этика несогласия

Те­перь да­вай­те по­го­во­рим о при­ме­не­нии Се­реб­ря­но­го пра­ви­ла в ин­тел­лек­ту­аль­ных де­ба­тах.
Можно кри­ти­ко­вать либо то, что че­ло­век ска­зал, либо то, что че­ло­век имел в виду.
При пер­вом под­хо­де проще раз­дуть сен­са­цию, и такие ма­те­ри­а­лы шире рас­хо­дят­ся. Как за­ме­чал жур­на­лист Сэм Хар­рис, шар­ла­та­на рас­по­знать легко: за­щи­щая свою по­зи­цию или ата­куя кри­ти­ка, он упи­ра­ет на кон­крет­ные вы­ска­зы­ва­ния оп­по­нен­та, а не на то, что тот имел в виду, и уж тем более не пы­та­ет­ся ана­ли­зи­ро­вать его по­зи­цию в целом, что тре­бу­ет глу­бо­ко­го по­ни­ма­ния. Об­ра­ти­те вни­ма­ние, что то же самое от­но­сит­ся и к ин­тер­пре­та­ции ре­ли­ги­оз­ных тек­стов на ос­но­ва­нии вы­рван­ных из кон­тек­ста цитат.
Невоз­мож­но иде­аль­но ар­гу­мен­ти­ро­ван­но пред­ста­вить свою по­зи­цию — в любом тек­сте обя­за­тель­но най­дет­ся ку­со­чек, ко­то­рый можно вы­рвать из кон­тек­ста и пред­ста­вить в со­вер­шен­но лож­ном свете, раз­дув сен­са­цию на пу­стом месте, и имен­но за та­ки­ми фраг­мен­та­ми охо­тят­ся по­ли­ти­ки, шар­ла­та­ны и, что более пе­чаль­но, жур­на­ли­сты.
Есть из­вест­ное вы­ска­зы­ва­ние: «Дайте мне всего шесть строк, на­пи­сан­ных рукой са­мо­го чест­но­го че­ло­ве­ка, и я найду, за что его можно по­ве­сить». Это вы­ра­же­ние при­пи­сы­ва­ют кар­ди­на­лу Ри­ше­лье, Воль­те­ру, цен­зо­ру вре­мен Ве­ли­кой фран­цуз­ской ре­во­лю­ции Та­лей­ра­ну и мно­гим дру­гим. Как ска­зал До­нальд Трамп, «факты верны, а но­вость — под­та­сов­ка».

Ин­те­рес­но, что ре­пор­та­жи с этой пресс-кон­фе­рен­ции были столь же из­би­ра­тель­ны, сколь и от­че­ты после моего раз­го­во­ра с Кэме­ро­ном.

Ве­ли­кий фи­ло­соф Карл По­ппер часто на­чи­нал рас­суж­де­ния с на­столь­ко точ­но­го и ис­чер­пы­ва­ю­ще­го из­ло­же­ния по­зи­ций своих про­тив­ни­ков, как если бы его целью была про­па­ган­да их идей — и лишь затем не остав­лял от них камня на камне.

Вспом­ним кри­ти­ку Кейн­са со сто­ро­ны Фри­дри­ха Ав­гу­ста фон Хай­е­ка: там нет ни одной по­пыт­ки ис­ка­зить точку зре­ния Кейн­са — даже ради крас­но­го слов­ца (Стоит за­ме­тить, что ин­тел­лект и агрес­сия Кейн­са так пу­га­ли его оп­по­нен­тов, что они очень ста­ра­лись не на­влечь на себя его гнев).

Про­чи­тай­те «Сумму тео­ло­гии» Фомы Ак­вин­ско­го, на­пи­сан­ную 800 лет назад. В каж­дой главе по­вто­ря­ет­ся одна и та же струк­ту­ра: сна­ча­ла идут во­про­сы, потом воз­ра­же­ния, потом от­ве­ты и от­ве­ты на воз­ра­же­ния — любая по­зи­ция ста­вит­ся под со­мне­ние, в ней на­хо­дит­ся недо­ста­ток, после чего пред­ла­га­ет­ся ком­про­мисс­ное ре­ше­ние. Если вы за­ме­ти­ли здесь сход­ство с Тал­му­дом, оно не слу­чай­но — ме­то­ды обеих книг берут на­ча­ло в рим­ской язы­че­ской пра­во­вой ар­гу­мен­та­ции.

А еще бы­ва­ет бе­се­да с во­об­ра­жа­е­мым оп­по­нен­том, ко­то­ро­му можно без­на­ка­зан­но при­пи­сать любую по­зи­цию. Как автор, я счи­таю, что это ничем не от­ли­ча­ет­ся от во­ров­ства.

На рынке все проще: неко­то­рые виды лжи де­ла­ют тебя неви­ди­мым для дру­гих трей­де­ров. И дело не во лжи как та­ко­вой — про­сто, чтобы си­сте­ма ра­бо­та­ла, в ней долж­но быть немно­го до­ве­рия. В древ­но­сти кле­вет­ник долго не про­тя­нул бы.

Прин­цип до­ве­рия и на­ка­за­ние за его на­ру­ше­ние тоже объ­яс­ня­ют­ся эф­фек­том Линди.

Книга про­ро­ка Исайи, 29?21, гла­сит:

«И будут ис­треб­ле­ны все по­бор­ни­ки неправ­ды, ко­то­рые за­пу­ты­ва­ют че­ло­ве­ка в сло­вах, и тре­бу­ю­ще­му суда у ворот рас­став­ля­ют сети, и от­тал­ки­ва­ют пра­во­го».

Вспом­ним, что кле­ве­та была очень се­рьез­ным пре­ступ­ле­ни­ем уже в Ва­ви­лоне — там за лож­ный донос на­ка­зы­ва­ли так, как будто кле­вет­ник сам со­вер­шил пре­ступ­ле­ние, в ко­то­ром пы­тал­ся об­ви­нить дру­го­го.

Тем не менее в фи­ло­со­фии этот прин­цип был сфор­му­ли­ро­ван всего 60 лет назад. И здесь, как и в дру­гих по­доб­ных си­ту­а­ци­ях, если прин­цип при­ш­лось фор­му­ли­ро­вать, зна­чит, эта древ­няя прак­ти­ка вышла из оби­хо­да.


Приложение:
Граждане против издания Gawker и
Граждане против Журналистики

Мы го­во­ри­ли о том, что ин­те­ре­сы жур­на­ли­стов и чи­та­те­лей рас­хо­дят­ся, и за­кон­чить­ся это может толь­ко ка­та­стро­фой. Как имен­но, про­ил­лю­стри­ро­ва­ло из­да­ние Gawker. Дело в том, что в Аме­ри­ке есть и ра­бо­та­ют — спа­си­бо Раль­фу На­де­ру — за­ко­ны и пра­во­вые ме­ха­низ­мы, с по­мо­щью ко­то­рых част­ное лицо, по­стра­дав­шее от дей­ствий кор­по­ра­ции, может по­лу­чить ком­пен­са­цию. На­ря­ду с Пер­вой по­прав­кой, они за­щи­ща­ют граж­дан биз­не­са.

Таким об­ра­зом, в конце кон­цов из­да­ние, ко­то­рое имело обык­но­ве­ние за­пу­ги­вать своих жертв (часто это были 21-лет­ние мо­ло­дые люди, парт­нер ко­то­рых из мести вы­ло­жил в сеть пор­но­ро­лик), на­ткну­лось на про­тив­ни­ка по­бо­га­че и обанк­ро­ти­лось.

Очень по­ка­за­тель­но, что жур­на­ли­сты сте­ной вста­ли на за­щи­ту Gawker, крича о «сво­бо­де ин­фор­ма­ции», что в дан­ном слу­чае со­вер­шен­но неумест­но, а не со­ли­да­ри­зи­ро­ва­лись с об­ще­ствен­но­стью, под­дер­жи­ва­ю­щей жерт­ву. Свя­тых нет, и никто не хочет, чтобы его част­ные за­пи­си или лич­ную ин­фор­ма­цию можно было без­на­ка­зан­но рас­про­стра­нять, да еще де­лать на этом день­ги.

Нассим Талеб




Прямая ссылка на материал: