register
>

Чтобы его члены заранее смирились...

Версия для печати
к реальному опыту гораздо ближе




Появился, смотрю, целый ряд статей, посвященных вопросу преемственности власти. Большинство полагает, что Путин в том или ином виде останется, и рассуждает, как под это должна или может измениться система, причем, если не считать совершенно безумных идей о «парламентской республике» (в смысле хаотичной многопартийности) чаще обращаются к японскому и китайскому опыту бессменного и безраздельного правления одной правящей партии (продолжение власти П. видится в т.ч. и в качестве возглавителя таковой).

Китайский вариант более пожилой части выходцев из совноменклатуры, конечно, симпатичнее, то тут поезд слишком далеко ушел, да и в самом Китае при Си явно наметилась тенденция к «цезаризму». Японская (когда оппозиционные партии есть, но умеренные и всегда в меньшинстве) к реальному опыту ЕР гораздо ближе. Но обе системы предполагали все-таки некоторую форму коллективного руководства, когда партийная верхушка выдвигает лидера, а не он ее формирует под себя.

Системы с властью «несменяемой» партии есть частный случай «олигархического» правления, наиболее устойчивого в эпоху «массового общества» (с той разницей, что здесь оно представлено в более очевидной форме, тогда как в большинстве западных стран, где две малоотличные основные периодически меняются местами, правление более опосредовано поскольку круг олигархии более широк). Но в любом случае оно предполагает и возможно при наличии принципиального согласия элиты по принципиальным вопросам, т.е. попросту при наличии давно сложившейся единой по большому счету элиты.

Но на создание такого положения требуется как минимум полвека, если не больше, а в РФ после перетряски 1991 г. единой элиты, мыслящей общегосударственными категориями, и рассматривающей свою страну как теоретически вечное коллективное достояние и место постоянного обитания (а не охотничьи угодья временного пользования) так и не сложилось. Поэтому для РФ такого рода системы – не вариант, и впредь до создания соответствующих условий для «олигархического» правлению «монархическому» нет альтернативы.

Если уж апеллировать к каким-то образцам, то (пусть с большой натяжкой) сохранение верховной власти П. возможно и по иранскому – в виде главного аятоллы, имеющего больший вес, чем президент (для чего можно создать какой-то орган, возглавление коего весомее президентства, но сроками не ограничено). Но не знаю, стоит ли им изобретать что-то такое, когда можно поступить совсем просто: на последнем сроке избрать наследника, устраивающего большинство политического окружения П., а чтобы наследнику было проще, самому П. за оставшееся до передачи власти время провести т.н. «непопулярные реформы».

Надо иметь в виду, что хоть и любят говорить о «путинском Политбюро», это ПБ совершенно не такого рода, как советское в до- и послесталинское время: то формировалось хотя и при значительной роли генсека, но в основном путем выдвижения туда лиц более-менее автономными друг от друга региональными или корпоративными сообществами, почему там складывались разные группировки, а при смерти «главного» члены ПБ всякий раз избирали не самого сильного (во всяком случае казавшегося им таким), и при жизни генсек никогда не назначал наследника. Но путинское ПБ сформировано единолично им самим, и проблема только в том, чтобы его члены (или большинство их) заранее смирились с личностью преемника и вполне уверились, что при нем им будет не хуже, чем при П.

Условия для выбора у П. значительно комфортнее ельцинских: если тот выбирал из того, что было, «в последний момент», то у П. есть полная возможность заранее выращивать наследника, обкатывая на должностях в различных сферах государственной жизни. Можно предположить, что на примете есть даже несколько неглупых «сорокалетних» выходцев из силовых структур, доказавших свою дееспособность и обладающих теми же свойствами, которым сам П. был обязан ельцинскому выбору (с т.з. желаемого Е. абсолютно верному).

Полагаю, что если П. таков, как я о нем думаю, он поступит именно таким образом, а не станет заморачиваться «конституционными» изменениями в системе высшей власти. Поскольку устойчивость правления преемника всецело в интересах П., ему логично облегчить тому начало царствования, расчистив некоторые «завалы», поприжав местные «самостийства» и т.д., но вот в том, что он на это отважится и преуспеет, - в этом я уже не так уверен (все-таки П. известен больше паллиативами и непоследовательностью).

Сергей Волков



Прямая ссылка на материал: